Рассказываем

Охранник, частный детектив и бизнесмен: кто борется за права заключенных в Москве

Почему в московской общественной наблюдательной комиссии не осталось ни одного независимого правозащитника и как власти превратили работающий институт помощи заключенным в фарс разобрался «Первый отдел».

11 января телеграмм-канал «112» сообщил о смерти предпринимателя Сергея Волкодава: «Волкодава доставили из СИЗО «Бутырка» в 13-ю больницу Москвы с диагнозом «хроническая субарахноидальная гематома с кровоизлиянием». Сегодня в 11 утра обвиняемый скончался». Волкодав находился в СИЗО по подозрению в совершении мошенничества в особо крупном размере в ходе реализации федеральной программы по развитию медицинской и фармпромышленности. Из бюджета Минпромторга якобы было похищено 786 миллионов рублей.

По данным РБК мужчину избили в камере: «Его спровоцировал на конфликт сокамерник, в результате драки он получил травму головы и его положили сперва в медицинскую часть СИЗО №4, а потом перевели в больницу Матросской тишины».

По версии ФСИН, 30 декабря прошлого года Волкодав попал в 13-ую больницу Москвы «для проведения обследования», а позже его освободили из-под стражи после получения заключения о наличии тяжелого заболевания. ОНК отреагировали на заявление об избиении в точности повторив версию ФСИН. Ответственный секретарь ОНК Москвы Алексей Мельников в своем телеграмм-канале сообщил: «Информацию о применении к Волкодаву физической силы подтвердить не могу, так как мы не получали обращений от данного гражданина, его адвокатов или родственников. Проверили записи в книгах ОНК — по данному гражданину, при посещении столичных СИЗО, у Комиссии жалоб, обращений не зафиксировано».

«Создавать правозащитный симулякр»

ОНК начали свою работу в 2008 году для «контроля соблюдения прав заключенных в местах принудительного содержания». Члены ОНК посещают СИЗО, ИВС, центры временного содержания иностранных граждан, колонии и тюрьмы. Они могут встречаться и принимать жалобы от заключенных и подследственных арестованных, а также запрашивать сведения у администрации исправительных учреждений. От региона к региону количество членов ОНК разнится, но максимальный порог — 40 человек. Кандидатов выдвигают общественные организации, кроме политических партий, религиозных конфессий и иноагентов. Состав наблюдательных комиссий обновляется каждые три года, а максимальный срок, который члены ОНК могут занимать свое место, — три срока. Нужно пропустить один срок и можно заново подавать документы.

Формально списки ОНК формирует совет Общественной палаты. В разговоре с «Медузой» члены комиссии прошлого состава сказали, что совет ориентируется на рекомендации комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК.

Правозащитница Анна Каретникова полагает, что списки членов ОНК согласовываются с администрацией президента. В течении восьми лет она состояла в ОНК Москвы. А в 2016 году перешла на работу в столичное управление ФСИН, где получила должность главного аналитика.

Это подтверждают и собеседники «Медузы» — согласованием всех кандидатур занимаются профильные структуры в администрации президента. Того же мнения придерживается сотрудник «Команды против пыток», ранее состоявший в ОНК: «Раньше согласование шло с привлечением административного ресурса, возможно, в администрации президента. Некоторые члены ОНК из предыдущего состава владели инсайдерской информацией о том, кто может пройти, кто — не может, поскольку общались с сотрудниками АП».

В день опубликования списка нового состава ОНК Москвы член СПЧ Ева Меркачева написала: «Сразу скажу, огромное количество настоящих правозащитников подали заявки. Ни один (!) из них не прошел. <…> О большинстве же из тех, кто прошел, вы не найдете в интернете НИЧЕГО. Ни о них самих, ни об их правозащитной деятельности».

Так кто же он — идеальный кандидат в члены ОНК? «Я думаю, что нужно быть человеком согласованным, абсолютно лояльным, с хорошей биографией по нынешним временам, выдвинутым какой-нибудь организацией ветеранов Донбасса, например», — рассказывает «Первому отделу» Анна Каретникова.

Встретить в социальных сетях членов ОНК нынешнего созыва заявления на резонансные темы — редкость. Сплошь и рядом — отчеты о проведенных заседаниях в различных ведомствах, новости о присвоении очередных наград и военно-патриотические посты. Некоторые из членов ОНК посещают исправительные колонии и СИЗО, однако, помимо незначительных проблем, не сообщают о нарушениях прав человека.

«Какие-то косметические вещи происходили и, кажется, происходят до сих пор. Никто не говорит про искоренение проблемы пыток, ничего такого сейчас не поднимается. Члены московского ОНК превратились в ручных чиновников», — рассказывает сотрудник «Команды против пыток».

В интервью Russia Today Алексей Мельников рассказал, что «количество жалоб на работу ФСИН разительно сокращается. Практически нет жалоб от заключённых на применение силы со стороны сотрудников ФСИН». В качестве основных проблем, которые выделил Мельников — низкие зарплаты сотрудников ФСИН и создание института ресоциализации заключенных.

«Они почему-то ездят и дарят на Новый год подарки ветеранам ФСИН и фотографируются с ними. Ничего не хочу сказать плохого про ветеранов ФСИН, но, кажется, это не задача членов ОНК, может быть, Общественного совета при ФСИН, но задача ОНК – это все таки защита прав следственно арестованных и осужденных», — рассказывает Анна Каретникова.

Сотрудник «Команды против пыток» придерживается того же мнения: «Московская ОНК должна выполнять видимость, создавать правозащитный симулякр. Они рассылают пресс-релизы, участвуют во всяких комиссиях, совещаниях с ведомствами, чтобы потом могли написать, что мы вот провели встречу, поступили предложения от гражданского общества, от правозащитников, и они с этим успешно справляются».

«Был такой случай — мне поступили сведения от осужденных о том, что в «Матросской тишине» очень плохое питание. Я подробно всем этим прекрасным людям описала на что им обратить внимание, какого оборудования не хватает и какие проблемы. Но когда они туда сходили, вместо того, чтобы все это проверить, они написали пост о том, что никто ни в одной из камер не жаловался на качество мяса. Даже в такой простой бытовой и не политизированной истории, они будут просто вставать на сторону администрации и заниматься поддержанием всей этой бутафории, которой так славится Федеральная служба [исполнения наказаний]» — рассказывает Анна Каретникова.

«ОНК приходят в СИЗО к обвиняемому, в его камере, например, не просто какие-то капли, не просто влажность, а целое море глубиной несколько сантиметров, а ОНК пишет в отчете, что условия содержания просто прекрасные. Либо просто отказываются выходить по просьбе адвоката или родственников обвиняемого в следственный изолятор», — добавляет адвокат «Первого отдела» Евгений Смирнов.

Зато у членов ОНК хорошо получается отрабатывать военно-патриотическую повестку. Лучше всего это получается у председателя ОНК Москвы Георгия Волкова и ответственного секретаря Алексея Мельникова. Так, например, Волков ведет телеграмм-канал «Волков Z», посещает оккупированные территории в качестве военкора, а репортажи оттуда публикует в «Газете ОНК». В августе 2022 года Волков, выступая в Верховном суде на заседании о признании украинского батальона «Азов» террористической организацией, рассказывал о том, что бойцы «Азова» практиковали людоедство. Помимо этого, Волков свидетельствовал и о таком: «Свастика (нацистских дивизий СС) и языческая символика, которая в качестве татуировок присутствует на телах азовцев, используется как официальная символика нацбатальона «Азов». Шевроны дивизий СС «Галичина», «Мертвая голова», присущий личному составу оккультизм напрямую говорят нам о том, что «азовцы» считают себя преемниками гитлеровских преступников и террористических объединений прошлого».

Фото: из личного архива Алексея Мельникова.

В предыдущем составе ОНК Москвы направила пограничной службе РФ в качестве гуманитарной помощи военную технику. «Гражданское общество России претерпевает коренные изменения, переходит на новый этап своего развития. Пришло время для нашего более активного участия в достижении целей специальной военной операции, защиты прав и свободы людей. ОНК Москвы направила Погранслужбе РФ в качестве гуманитарной помощи две единицы техники двойного назначения — бронетранспортёр ГТ-Т и грузовой автомобиль «Урал»», — прокомментировал Волков.

В день прав человека Алексей Мельников среди прочего оставил такой пост во Вконтакте: «Надеюсь и уверен, что когда-нибудь доживу до того момента, когда права человека перестанут служить инструментом в руках ряда государств для борьбы за политическое влияние, с историей и с целью, например, деконструкции роли Советского народа в Великой Победе». Мельников тоже посещает оккупированные территории, например, он проезжал по участковым комиссиям так называемого референдума в Донецке, Макеевке и Мариуполе.

А вот так Мельников высказывался о вручении Нобелевской премии мира «Мемориалу»: «Нобелевскую премию мира в этом году получили империалисты, борющиеся за интересы известного всем сюзерена. Все три лауреата под прикрытием правозащитной и просветительской деятельности искажали историю, демонизируя нашу страну, не замечая брёвна в глазу тех, кто их поддерживает».

Люди одного круга

В последнем, 6 составе, ОНК Москвы 33 человека, 13 из которых были и в предыдущем составе. Оказалось, что многие из них связаны с председателем Георгием Волковым.

Волков стал председателем во второй раз, помимо прочего он общественный представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Москве, президент фонда «Добрые технологии» и член Координационного совета Негосударственной сферы безопасности РФ (КС НСБ). У Волкова много благодарственных писем, в том числе, от президента России, серебряная медаль ФСИН России «За вклад в развитие уголовно-исполнительной системы России». К конце ноября 2023 года руководитель Администрации Президента Сергей Кириенко вручил Волкову медаль Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Фото: из личного архива Георгия Волкова.

Георгий Волков вошел в восьмой состав Общественного совета РФ как заместитель председателя комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК.

Член Президиума КС НСБ — Михаил Аничкин — коллега Волкова по Общественной палате РФ, которая в том числе занимается отбором кандидатов в ОНК Москвы.

С КС НСБ, в котором состоит Волков, связано еще два члена ОНК Москвы — Дамир Енаев и Сергей Хмелев. Последний работает директором по коммуникациями с госструктурами в Национальной ассоциации торгово-распределительных центров, а также числится членом ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности. Дамир Енаев, Сергей Волков и Богдан Эберт вместе работали не только в ОНК Москвы, но и в учрежденном и возглавляемом Волковым фонде «Добрые технологии».

С Георгием Волковым связан еще один член ОНК — Петр Ульянцев. Он был учредителем региональной общественной организации «Центр содействия соблюдению прав человека», где Волков числился исполнительным директором. Сейчас компания ликвидирована.

Александра Аганина, владельца компании «Нью Левел Инжиниринг» связывает с Волковым аппарат Уполномоченного по защите прав предпринимателей Москвы — Аганин числится там экспертом института pro bono publico.

Ещё Волков получил почетную грамоту от Ассоциации юристов России «За многочисленный добросовестный труд, высокие достижения в профессиональной деятельности в сфере юриспруденции, содействие развитию правового государства и значительный вклад в укрепление законности и правопорядка».

В рядах ОНК Москвы есть член аппарата Ассоциации юристов России Илья Руденко. С АЮС связан еще один правозащитник — Денис Песков, член Исполнительного комитета Движения «Корпус «За чистые выборы». Корпус создан по инициативе Молодежного движения Ассоциации юристов России.

Как заметила «Медуза» в своем расследовании о прошлом составе ОНК Москвы, многие из членов наблюдательной комиссии связаны с районом Митино. Волков зарегистрировал «Добрые технологии» в своей квартире на Пятницком шоссе 40. Богдан Эберт указывает своим адресом Пятницкое шоссе 42, а Марат Шамшутдинов, работающий в компании ООО «Акрос» проживает по адресу Пятницкое шоссе 38. Алексей Мельников когда-то вел паблик Вконтакте «Подслушано в Митино».

Кроме того, Богдан Эберт и Николай Зуев, который инициировал исключение Марины Литвинович из состава ОНК Москвы прошлого созыва, участвовали в муниципальных выборах по округу Митино. Еще один член ОНК Владимир Демидко был депутатом района Митино 3 созыва, а в 2014 году участвовал в выборах в Мосгордуму. В своем твиттере Демидко репостнул твит «Первого отдела» о том, как девушка отправила Илье Яшину и другим политзаключенным фанфик про Майкла Наки и Максима Каца, с подписью: «Поздравляю Первый отдел с достижением Эффекта Стрейзанд. До этого поста мало кто знал о том, что Яшину отправили гей-фанфик, но теперь, благодаря инструкции, как доставить Яшину и остальным неприятности, воспользуются этой инструкцией многие противники».

Тем не менее, Георгий Волков в интервью «Медузе» утверждал, что с большинством людей познакомился уже в наблюдательной комиссии: «[Например, Богдана] Эберта я знал по спорту. Он отличный человек, спортсмен, помогает детям-инвалидам. Некоторые сами друг друга рекомендовали. Я оказывал поддержку тем, кто хотел заниматься общественной деятельностью».

С Богданом Эбертом связан Евгений Шамаев, он как и Эберт ходит в спортивный клуб «Раменки», а также состоит в фонде «Верность отчизне».

С Алексеем Мельниковым могут быть связаны Денис Сапегин и Никита Мавренков. Все трое закончили МАИ, Сапегин и Мавренков сейчас работают в ПАО «Научно-Производственное Объединение «Алмаз» Имени Академика А.А.Расплетина».

Кто еще входит в московскую ОНК? 

  • Александр Мальцев, юрист Фонда помощи заключенным;
  • Александр Малич, работает в частном бизнесе, занимается подбором рабочих для аутсорсинга;
  • Владимир Тарасов, член коллегии адвокатов «Профессионал»;
  • Дарина Хануна, корреспондентка редакции силовых ведомств ФГУП МИА «Россия сегодня»;
  • Мария Ботова, врач, авторка телеграмм-канала «Медицина в клеточку»;
  • Забил Алекперов, председатель московского городского отделения Российского Красного Креста;
  • Анна Воробьева, председательница совета молодых ученых при ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья имени Н.А. Семашко»;
  • Генрих Антонов, руководитель ассоциации частных детективов «Национальное детективное (сыскное) бюро»;
  • Алексей Давиденко, протоиерей Храма Вознесения Господня на Большой Никитской улице;
  • Денис Дюмин, выходец из спецназа Росгвардии, сотрудник ЧОПа;
  • Роман Жуков;
  • Сюзанна Кирильчук, работает в АНО «Межрегиональный благотворительный фонд помощи заключенным» и в общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий»;
  • Кирилл Беспалов, гендиректор центра Mad Guard detailing;
  • Константин Ким, бизнесмен;
  • Андрей Митин, заместитель главы управы района Филевский парк, является членом ВПП «Единая Россия» с 27 декабря 2010 года.;
  • Алексей Лобарев, председатель Профсоюза сотрудников и ветеранов правоохранительных и силовых структур, учредитель ассоциации экспертов по содействию экспертной деятельности «Национального общественного центра экспертиз»;
  • Нина Русакова, нотариус, член Московской городской нотариальной палаты.

«ОНК лет 10 назад было безумно эффективным средством помощи обвиняемым, подозреваемым заключенным. С помощью ОНК удавалось вытаскивать людей на свободу. Один из самых ярких примеров — дело Светланы Давыдовой, многодетной кормящей матери, которую обвиняли в госизмене. О ее существовании мы узнали благодаря ОНК. Благодаря тому, что Зоя Светова и Людмила Альперн нашли ее в СИЗО »Лефортово» и довели эту тему до общественности. С помощью ОНК удавалось решать различные бытовые и медицинские вопросы: обеспечение лекарствами, вывоз на медицинское обследование. Уже тогда, уже лет 10 назад у адвокатов были сложности с проходом в СИЗО по некоторым категориям дел, и люди просто не знали, что им пытаются помочь. Благодаря ОНК можно было донести такую информацию. Члены ОНК помогали зафиксировать различные следы пыток в СИЗО. С помощью членов ОНК можно было отчеты о посещении получать, то, где они описывали, что видели о чем говорили. Эти отчеты можно было использовать, например, при подаче жалоб в суд, в том числе в Европейский суд по правам человека», — заключает Евгений Смирнов.

 

Лизавета Цыбулина