Дело ФБК

Что за дело?

Фонд борьбы с коррупцией не нуждается в представлении: свою историю они писали сами — так громко, что мало кто в стране мог не услышать. Более десяти лет — с 2001 года — фактически главное расследовательское СМИ в стране, сотрясатель устоев. До того, как юрист Алексей Навальный ворвался в медийное пространство с неудобными вопросами, считать деньги в карманах чиновников у покладистых россиян было не принято.

Сотрудники ФБК замахнулись на святое и лишили власть в стране сакральности — оказалось, что у одного наместника неба на земле виноградники, у второго уточки, у третьего — самого главного — склад грязи и аквадискотека. Разоблачений с безупречной доказательной базой в открытых источниках — сотрудники ФБК стали публичными пионерами в деле российского OSINT — были десятки.

Власть этого простить не смогла: некоторые вехи преследования ФБК можно воскресить в памяти, заглянув на их сайт, о некоторых — вроде отравления главы ФБК Алексея Навального ядом «Новичок», которое он сам блистательно расследовал — и напоминать не надо. Но венцом гонений на организацию в целом стало признание ее экстремистской. Антикоррупционную деятельность в России приравняли к казням ИГИЛ.

Показать ещё
Как мы помогаем?

В середине апреля 2021 года Прокуратура Москвы обратилась с иском в Мосгорсуд, потребовав признать ФБК экстремистской организацией — из-за того, что они с помощью либеральных лозунгов подрывают общественные устои и склоняют социум к «цветной революции». Подписавший иск прокурор Москвы Денис Попов — фигурант расследования ФБК, но до этого, естественно, никому нет дела. Еще через пару дней материалы дела засекречивают — очевидно, затем, чтобы общественность не могла ознакомиться с ними и увидеть несостоятельность обвинений.

В конце апреля в дело вошли адвокаты, состоящие сегодня в «Первом отделе» и продолжающие вести дело ФБК: Евгений Смирнов, Валерия Ветошкина, а также Иван Павлов (основатель «Первого отдела», адвокатская деятельность которого сегодня стараниями ФСБ и Минюста незаконно приостановлена). На ознакомление с четырьмя томами пресловутых секретных материалов — по двести страниц и несколько киллограммов каждый — им выделено два дня. В томах адвокаты находят хронику преследований ФБК: «такой-то задержан тогда-то за то-то». Никаких доказательств экстремистской деятельности там нет.

На первом же заседании прокуратура просит жестко ограничить деятельность ФБК. На втором суд эти ходатайства удовлетворяет: Фонду запрещено публиковать материалы, использовать свои счета, организовывать мероприятия. Адвокаты не устают обжаловать решения, подавать ходатайства — например, о допуске к делу Навального как явно заинтересованного лица, встречные иски, например, о рассекречивании материалов дела — и жалобы на судью, благодаря которому всё, поданное защитой, погрязает в судейской волоките. Двадцать кило материалов обвинения в целлофановых пакетах? Защита отвечает чемоданчиком ходатайств и возражений. Но увы — суд оставляет их без внимания.

На заседания прокурорские являются под охраной вооруженных до зубов полицейских, к зданию суда превентивно подгоняют автозаки. В деле появляются секретные свидетели обвинения, листы, исписанные неразборчивыми каракулями, и просто пустые листы, пронумерованные и подшитые в папку.

Апогеем абсурда становится финальное заседание по делу. Судья явно гонит процесс, стараясь успеть вынести решение до ночи. За целый день — всего два перерыва: полчаса и пять минут. Все ходатайства защиты отклонены. Речь прокурора в в прениях сторон длится 47 секунд. Сразу после прений в знак протеста против … процесса защита организованно покидает зал. Судья Полыга полностью удовлетворяет иск Прокуратуры Москвы: ФБК — экстремисты.

В конце декабря 2021 года мы подали кассационную жалобу на решение Мосгорсуда. 25 марта в кассации, поданной на 65 страницах (меньшего объема, чтобы описать все процессуальные нарушения, не хватило бы), отказано.

Показать ещё