Истории о столкновении человека и государства

Рассказываем

  • Рассказываем
    «Я уже понимала, что это конец». Письмо Елены Гурылевой, которую осудили за госизмену

    До ареста 49-летняя Елена Гурылева из Самары занималась вязанием и татуировкой. В 2011 году однофамилицу Гурылевой, которая работала в этой же сфере в качестве индивидуального предпринимателя в Самарской области, осудили по административной ст. 20.3 КоАП «Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». За несколько лет до уголовного преследования Гурылева взяла из приюта собаку, которую, вероятно, уже не увидит — Хасе 6,5 лет, а Гурылеву, по ее словам, 1 июля 2024 года приговорили к девяти годам и девяти месяцам колонии по делу о госизмене. Об этом она сообщила в письме. Подробности преследования осужденная раскрывать не может из-за того, что дело засекречено. Известно лишь, что Гурылеву обвинили в том, что она якобы склоняла российских военных к переходу на сторону ВСУ.

  • Рассказываем
    «Анатомия распада». Институты и субъекты: как менялись нормы, от которых зависит уголовный процесс

    «Анатомия распада» — первая книга, выпущенная «Командой против пыток». В этом исследовании правозащитники разбираются, как права человека перестали быть ценностью в постсоветской России и почему это произошло.

    «Первый отдел» публикует отрывок из главы под названием «Институты и субъекты: как менялись нормы, от которых зависит уголовный процесс». Бесплатно скачать электронную версию «Анатомии распада» можно по ссылке.

  • Рассказываем
    Тофу и урбеч: как веганы остаются верны своим принципам даже в заключении

    Жизнь в неволе — серьезное испытание для психического и физического состояния человека. Условия содержания, тяжелый труд, ненадлежащее оказание медицинской помощи, питание и издевательства вкупе подрывают здоровье заключенных. А как выживать в заключении вегану? Разобрался «Первый отдел»

  • Рассказываем
    Правозащитницы, писательницы и журналистки: истории женщин семьи Евгении Беркович

    8 июля 2024 года театральную режиссерку Евгению Беркович и драматурга Светлану Петрийчук приговорили к 6 годам колонии по делу о спектакте «Финист Ясный Сокол». В семье Беркович четыре поколения женщин так или иначе сталкивались с давлением государства. «Первый отдел» рассказывает их истории.

  • Рассказываем
    Муж и жена, племянник и дядя, отец и сын. В каких семьях сидят сразу несколько...

    В июне 2024 года журналиста издания SOTAvision Артема Кригера отправили в СИЗО по делу об участии в «экстремистском» ФБК. Для родных Кригера это уже второй арест члена семьи. Осенью 2022 года по политическому уголовному делу арестовали его дядю — активиста Михаила Кригера. Это не первый случай, когда за решеткой оказываются близкие. Вспоминаем, какие еще родственники находятся в заключении прямо сейчас.

  • Рассказываем
    «Это не военный переворот, это марш справедливости»: мятеж Пригожина с юридической точки зрения

    Год назад, 23 июня 2023 года, Евгений Пригожин, глава ЧВК «Вагнер», объявил, что его бойцы идут на Москву «наказывать» министра обороны Сергея Шойгу и главу Генштаба Валерия Герасимова: «Нас 25 тысяч, и мы идем разбираться, почему в стране творится беспредел». ФСБ возбудила дело по статье о вооруженном мятеже, но спустя пять дней — закрыла. Законно ли это? Разобрался «Первый отдел»

  • Рассказываем
    Избиения, унижения и рабский труд: из-за чего бунтуют заключенные в России

    16 июня 2024 года в СИЗО-1 Ростова-на-Дону несколько заключенных взяли в заложники сотрудников администрации, в том числе начальника оперативного управления областного УФСИН. Бунтовщики развернули флаг «Исламского государства»‎ и потребовали дать им возможность покинуть страну. Все они были убиты во время штурма. А какие еще бунты происходили в российских колониях в последние годы? Как они стали возможными и чем заканчивались? «Первый отдел»‎ вспоминает восстания заключенных в современной России

  • Рассказываем
    Беженцы, которые приезжают в Россию. Откуда? Зачем? Сколько их?

    В 2015 году в России, по версии Росстата, произошёл резкий рост получивших временное убежище. До аннексии Крыма украинцы не запрашивали убежище в РФ вовсе или таких было очень мало (два человека в 2010, десять — в 2011 и один — в 2012). После аннексии за помощью России якобы обратилось сразу 234 тысячи человек. А вот количество временных переселенцев за последние 23 года стало меньше почти в 3 тысячи раз.

    О чём ещё говорит официальная статистика? Разбираемся.

  • Рассказываем
    ЕСПЧ: ФСБ скрывает информацию о гибели Рауля Валленберга, спасшего десятки тысяч евреев в годы ВОВ

    Европейский суд по правам человека признал нарушение российскими властями 10 статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

  • Рассказываем
    Как получают образование в тюрьмах и колониях?

    В Конституции закреплено право на образование, так что даже заключение — не препятствие для его получения. В уголовно-исправительной системе можно получить общее, профессиональное и высшее образование. Но что оно из себя представляет? Кто учит заключенных? А кто принимает экзамены? И, наконец, помогает ли это образование потом, на свободе. Рассказывает Лизавета Цыбулина.

  • Рассказываем
    «Мой месседж: не надо играть по их правилам»
    Гагаринский районный суд Москвы заочно приговорил известного адвоката Илью Новикова к 8,5 годам колонии по статье «распространении фейков о российской армии» (п. «д» ч. 2 ст. 207.3). Также суд запретил [...]
  • Рассказываем
    Как 27-летнего Александра Матхеева, состоящего на учете в психдиспансере, приговорили к 10 годам за госизмену...

    В конце апреля 2024 года Александра Матхеева приговорили к 10 годам колонии строгого режима за госизмену, оправдание терроризма и участие в организации, деятельность которой признана террористической в России. «Первый отдел» изучил приговор суда и рассказывает, как Матхеев стал жертвой провокации ФСБ