Рассказываем

«Дети – это непрофильный актив»

На 1 ноября 2022 года в 13 домах ребенка при женских колониях находилось 310 детей. Все они были рождены за стенами исправительных учреждений. «‎Первый отдел» рассказывает, ‎ как живут женщины в колониях с маленькими детьми.

Женщины поступают в колонии и СИЗО уже беременными, очень редки случаи беременности в местах лишения свободы. Для ФСИН беременная женщина – обуза: ее нельзя посадить в ШИЗО, ей требуется дополнительное питание, полагается декретный отпуск. Колонии и коммерческие компании, которые работают на территории колоний, пытаются уволить беременных женщин.

Беременные женщины содержатся в отдельных камерах, но они мало чем отличаются от обычных. Разве что вместо 15-20 женщин в таких камерах как правило сидит по 10 человек. «Мы долго добивались, чтобы женщин хотя бы два раза стали в душ выводить, а не один. Раньше норма была не менее одного раза, теперь сделали – не менее двух. И нет, никакого предпочтения для беременных женщин не делается, чтобы они соблюдали гигиену дополнительную», – рассказывает основатель проекта  «Женщина.Тюрьма.Общество» Леонид  Агафонов.

Несмотря на то, что по всей стране вовсю идет кампания против абортов, а в некоторых регионах уже запретили прерывание беременности в частных клиниках, внутри системы ФСИН аборты не то что порицаются, а приветствуются. «Некоторые женщины готовы идти делать аборты, и администрация этому не препятствует, еще и поаплодирует», — говорит Агафонов.

«Как только я заехала на тюрьму, беременная, они сразу предлагают аборт. Это обычная практика, для них мы — лишние хлопоты, – рассказывает Ксения, героиня проекта «В кормлении грудью отказать», — Они давят, я отказываюсь. У меня два месяца срок, второй ребёнок. Двадцать восемь лет мне было, какой аборт? И при отказе они требуют подписать бумагу, что если я рожаю, то все вопросы финансовые беру на себя. Кормление там, одежду, все заботы о ребёнке. То есть, если он будет умирать с голода, а у меня не будет молока — это мои проблемы, а не вопросы тюрьмы».

«Когда меня только привезли в транзитную камеру, «собачники», обыскали и начали уговаривать сделать аборт, – рассказывает Яна из проекта «Камера для новорожденного», – Они говорили: «Нафиг тебе надо?! Срок, ребенок… На аборт давай поедем, почистимся». Убеждали: «Пожалей ребенка, нафиг тебе это надо…».

Если женщина отказывается делать аборт, и ребенок все таки появляется на свет, его помещают в дом ребенка. По закону, женщина может посещать его неограниченное количество раз. Однако на практике все иначе: у заключенных определенный распорядок дня, нарушение которого наказуемо. Освободившись после работ, у женщины, как правило, остается всего несколько часов до отбоя, когда она может провести время с ребенком.

Однако у женщин есть право совместного проживания с ребенком: для этого нужно быть лояльной администрации, а в самой колонии должны быть отдельные комнаты. Дети – это рычаг давления на мать. Ребенка могут с легкостью отобрать и снова поместить в детский дом, а ее – отправить в камеру на общих условиях. Малыша также забирают, когда он заболел: отправляют в больницу или помещают в дом ребенка, а вход туда ограничивают по санитарным нормам.

ФСИН  отдельная вселенная с точки зрения прав женщин. Пока по всей стране «отменяют» аборты – в СИЗО и тюрьмах их приветствуют, пока увеличивают детский капитал – дети «на зоне» не получают должного питания и оказываются разделенными с матерями.

 

Лизавета Цыбулина