Рассказываем 8 минут

В 2023 году количество приговоров за «госизмену» выросло больше чем в два раза. Дальше будет хуже

Силовики масштабировали работу по делам о государственной измене и расширили географию «врагов государства». Теперь шпионов и предателей усиленно ищут по всей стране. «Первый отдел» подводит страшные итоги года.

С начала года ФСБ отчиталась о беспрецедентном количестве возбужденных уголовных дел по статье о госизмене. По официальной информации, в суды поступило шестьдесят три уголовных дела, по тридцати трём из которых уже вынесены обвинительные приговоры. В большинстве случаев нам ничего не известно об обвиняемых и осуждённых. При этом данные «Первого отдела» — ещё страшнее, чем официальные цифры.

В 2023 году на рассмотрении в судах первой и апелляционной инстанций находилось  98 дел, подсчитал «Первый отдел». В суды первой инстанции поступило 63 дела по ст. 275 («Госизмена»); по введенной в 2022 году статье 275.1 («Сотрудничество на конфиденциальной основе с иностранным государством, международной либо иностранной организацией») — 7 дел.

Всего по обеим статьям в суды поступило 70 дел. Это исторический максимум. В 37 случаях суды уже вынесли приговоры. Все они – обвинительные. В некоторых процессах от момента поступления дела в суд до момента вынесения приговора прошел всего месяц.

Такое впечатляющее количество дел по госизмене — в значительной мере результат провокаций со стороны сотрудников ФСБ. Сотрудники спецслужб знакомятся в сети с несогласными с войной и начинают переписываться с ними от лица граждан Украины или россиян, имеющих антивоенные взгляды. В ходе общения они добиваются нужных им ответов, например, что человек хочет помогать Украине, переводил деньги в пользу ВСУ или просит купить билет в Турцию или другие страны, через которые транзитом можно попасть в Украину. Добившись этого, ФСБ задерживает людей и обвиняет их в государственной измене или конфиденциальном сотрудничестве.

«Я полагаю, что в этом году было возбуждено более 100 дел о государственной измене и их количество продолжает расти. “Порог чувствительности” у силовиков стремительно снижается и государственной изменой стали признавать пересылку украинских новостей, перевод нескольких сотен рублей или желание уехать из страны. Отдельного внимания заслуживают провокации, поскольку это сигнал, что от ФСБ требуют показателей — людей, отправленных в лагеря за госизмену», — комментирует стремительный рост количества дел адвокат «Первого отдела» Евгений Смирнов.

Первая инстанция

Региональным рекордсменом по количеству поступивших дел стал Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону. Из девяти зарегистрированных дел по трем уже вынесены приговоры. Следующим идет Белгородский областной суд — семь поступивших дел, третью строчку делят между собой Краснодарский краевой суд и Центральный окружной военный суд с шестью зарегистрированными делами. Большинство из них — кроме Центрального — расположены в приграничных регионах России.

О фигурантах этих дел нам почти ничего неизвестно — слушания проходят в закрытом режиме без участия журналистов, а информацию об обвиняемых суды вымарывают. Хотя в некоторых случаях фамилии подсудимых все же остаются в карточках судебных дел, что позволяет идентифицировать фигурантов этих дел.

Например, 18 мая телеграм-каналы опубликовали видео с 20-летним Андреем Ермоленковым. Он произносил на камеру заученный текст: «Сразу после начала проведения СВО я проявил желание помочь украинцам. Я узнал, что есть такой легион “Свобода России”, и что он из себя представляет, и чем занимается, и так далее. Я узнал, что легион находится в составе ВСУ. Я купил шевроны на AliExpress в виде флага этого легиона. Мне пришел ответ с инструкцией, где и как мне будет удобнее пересечь границу». 26 октября уголовное дело Ермоленкова поступило в Курский областной суд. Приговор по нему еще не вынесен.

В том же Курском областном суде в начале августа вынесли приговор 19-летнему студенту Новосибирского медицинского колледжа Данилу Бердюгину. Его приговорили к шести годам строгого режима за приготовление к госизмене и покушение на незаконное пересечение российской границы — из-за поездки в Курскую область. По словам матери, Данил решился на такое путешествие, чтобы поехать на фронт помогать раненым, но его задержали на вокзале в Курске сотрудники ФСБ.

В начале июня Нижегородский областной суд приговорил Виктора Ильина, бывшего сотрудника Федерального ядерного центра в Сарове, к девяти годам колонии строгого режима за государственную измену в форме шпионажа. По версии силовиков, Ильин общался со спецслужбами Украины, США и Великобритании с целью продажи «новейших и секретных разработок», составляющих гостайну. Дело поступило в суд в начале апреля.

24 апреля Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил ефрейтора Илью Трачука к 14 годам колонии строгого режима за госизмену и незаконных доступ к гостайне. Его также лишили воинского звания.

Самыми громкими, пожалуй, стали приговоры основателю Group-IB Илье Сачкову и оппозиционеру Владимиру Кара-Мурзе.

Московский городской суд признал Сачкова виновным в госизмене и назначил ему наказание в виде 14 лет колонии строгого режима, а также штрафа в 500 тысяч рублей. Сачков находился под стражей с сентября 2021 года. Согласно версии обвинения, в 2011 году предприниматель передал ФБР секретные сведения. Group-IB занимается информационной безопасностью и защитой от кибератак. В 2016 году Сачков входил в список самых успешных в мире предпринимателей в возрасте до 30 лет по версии Forbes.

Владимира Кара-Мурзу приговорили к 25 годам колонии строгого режима по делам о госизмене, фейках об армии и осуществлении деятельности «‎нежелательной» организации (из-за сотрудничества с фондом Free Russia Foundation). Суд также назначил ему штраф в 400 тысяч рублей и запрет заниматься журналистской деятельностью в течение семи лет после освобождения. Это первый известный случай применения статьи о госизмене в расширенной редакции — в части, которая сформулирована как «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации». Эта норма была добавлена в УК в 2012 году. Дело уникально еще и потому, что его расследовал Следственный комитет, а не ФСБ.

«Для человека, не совершавшего преступлений, единственно законным приговором был бы оправдательный. Но я ни о чем не прошу у этого суда. Я знаю свой приговор. Я знал его ещё год назад, когда увидел в зеркале бегущих за моей машиной людей в черной форме и черных масках. Такая сейчас в России цена за немолчание», — из последнего слова Владимира Кара-Мурзы. 

«Пособники украинских спецслужб»

«ФСБ России пресечена в г. Самаре противоправная деятельность пособницы украинских спецслужб» — на сайте ФСБ России сейчас опубликовано 30 подобных сообщений. Меняются только города и синтаксис. В 29 случаях силовики задержали жителей России за взаимодействие с украинскими военными. В 10 случаях речь шла о передаче документации образцов изделий военного назначения или сведений о передвижении войск и техники, расположении военных объектов Минобороны или предприятий ОПК. В восьми случаях россияне, по мнению ФСБ, финансировали ВСУ, а в девяти — собирались перейти на сторону украинской армии или склоняли к этому других.

Согласно данным пресс-службы ФСБ, всего в двух делах речь идет о Москве. Здесь важно уточнить, что столичные суды стали тщательно скрывать любую информацию, связанную с делами по госизмене, находящимся у них в производстве. По информации «‎Первого отдела» в Москве приговоры за совершение госизмены выносятся примерно раз в месяц. Но все же абсолютный тренд 2023 года — это передача дел регионам.

«Раньше 90% дел приходилось на Москву, а оставшиеся 10% позволяли вести Краснодару, Санкт-Петербургу и иногда Хабаровску», — объясняет это явление Евгений Смирнов, — «У каждого уголовного дела в регионе есть куратор в Москве. Региональный следователь собирает фактуру и по внутреннему телефону-коммутатору отправляет её на согласование в Москву. Если московский “патрон” соглашается, то в регионе возбуждают уголовное дело и начинают его расследовать, на каждом этапе советуясь с куратором из Москвы». 

Чаще всего — в шести случаях — в этом году арестовывали жителей Крыма и Севастополя. О возбуждении уголовных дел по госизмене на других оккупированных территориях ФСБ не сообщала.

В июне этого года ФСБ отчиталась о задержании двух бывших сотрудников организации ОПК — 50-летнего Романа Сидоркина и его 41-летней экс-супруге Татьяне Сидоркиной. По словам ФСБ, они передавали иностранной разведке техническую документацию и образцы изделий военного назначения, а также готовили серию взрывов на железной дороге в Брянской и Курской областях. Дело рассматривалось с мая этого года, а уже в середине июля экс-супругам вынесли обвинительный приговор: Роман получил 17 лет лишения свободы, а Татьяна — 13 лет. Расследованием дела занималось управление ФСБ по Курской области.

В середине марта ФСБ отчиталась о задержании активистки движения ЯМЫФУРГАЛ, которая, «действуя по мотивам политической ненависти и вражды», якобы отправляла деньги ВСУ на приобретение боеприпасов, оружия и обмундирования.

В середине июля ФСБ сообщила о задержании транс-персоны, активиста ЛГБТ-движения, волонтёра «ОВД-Инфо» и «администратора тематического антироссийского информационного ресурса». По версии ФСБ, он донатил деньги ВСУ.

Вообще-то центральный аппарат ФСБ отчитывается о задержаниях нерегулярно и далеко не всегда. Из материалов СМИ следует, что с начала этого года ФСБ и региональные управления сообщали о 64 случаях задержания, не считая тех 30, о которых сообщила сама пресс-служба ФСБ. Получается, в России с начала года произошло как минимум 94 задержания. По данным «Первого отдела» с июля 2022 года по июль 2023 года в России было возбуждено более 100 уголовных дел по госизмене.

17 декабря суд арестовал кандидата физико-математических наук Владислава Галкина, но в пресс-службе ФСБ об этом не сообщили. Это четвертый известный случай ареста ученого из Института теоретической и прикладной механики имени С. А. Христиановича (ИТПМ) Сибирского отделения РАН, в котором расследуют сразу несколько дел о госизмене. Так Галкин — постоянный соавтор учёного Валерия Звягинцева.

5 декабря Советский суд Новосибирска продлил Звягинцеву домашний арест еще на два месяца. Он тоже подозревается в госизмене. Галкин и Звягинцев занимались гиперзвуком, писали о конструкциях воздухозаборников для сверхзвуковых летательных аппаратов. Одна из их публикаций в иранском журнале возможно и послужила поводом для возбуждения уголовного дела. В институте утверждают, что материалы прошли проверку экспертной комиссии на наличие сведений ограниченного доступа. В июне 2022 года арестовали Анатолия Маслова — главного научного сотрудника ИТПМ СО РАН. Его дело было зарегистрировано в Санкт-Петербургском городском суде 11 мая 2023 года. В августе 2022 года был арестован Александр Шиплюк, директор ИТПМ. Сейчас он находится в СИЗО «Лефортово».

В прошлом году в Новосибирске арестовали известного ученого Дмитрия Колкера. Его забрали прямо из больничной палаты одной из частных клиник Новосибирска. У Колкера была четвертая стадия рака поджелудочной железы, он не мог самостоятельно питаться. Самолетом его отвезли в «Лефортово», где через три дня он скончался.

29 ноября Лефортовский городской суд по делу о госизмене арестовал Григория Скворцова — фотографа агентства AD HOC и основателя музыкальной группы Jagath. Скворцов интересовался промышленной и архитектурной съемкой, одна из его выставок даже проходила в Пермской городской думе.

29 июля Лефортовский городской суд арестовал 33-летнего жителя Петербурга Вячеслава Лутора по делам о госизмене и участии в террористической организации. Его заключили под стражу.

Конфиденциальное сотрудничество

Статья 275.1 («Сотрудничество на конфиденциальной основе с иностранным государством, международной либо иностранной организацией») появилась в уголовном кодексе сравнительно недавно — в июле 2022 года. Уже в 2023 году в суд поступило семь дел по этой статье, в трёх случаях вынесены обвинительные приговоры, в одном — постановление о принудительных мерах медицинского характера, то есть в психбольницу.

Одно из дел поступило в Центральный окружной военный суд в отношении 30-летнего Владлена Меньшикова. ФСБ и МВД задержали его на границе в 2022 году по подозрению в диверсии на железнодорожных путях. Он установил перемычку между рельсами на 80-м километре перегона Реж — Стриганово, по которому двигались составы с военной техникой. По словам силовиков, Владлен не отрицал свою причастность к диверсии и заявил о поддержке насильственного захвата российской власти. Меньшиков разрисовывал антивоенными рисунками стелу свердловского города Реж, критиковал Путина и выступал против войны в Украине.

2 декабря прошлого года на мужчину возбудили новое уголовное дело по статье 275.1 за сотрудничество с легионом «Свобода России». По данным силовиков, Владлен устроил диверсию по «указанию неизвестного лица с украинской стороны». «Факт сотрудничества подтверждается тем, что они использовали его фотоотчет у себя в телеграм-канале, в том числе «налепили» на него свой логотип», — рассказал источник издания «Коммерсант».

Дело в отношении 44-летней Татьяны Солнцевой поступило в Алтайский краевой суд 4 августа, а 27 сентября уже был вынесен обвинительный приговор. ФСБ задержало жительницу Барнаула за сотрудничество с легионом «Свобода России» «в целях оказания содействия в деятельности, заведомо направленной против безопасности России». По версии следствия она получила сообщение в Telegram от представителя легиона. Ей якобы предложили сотрудничество, она согласилась и поддерживала связь с легионом в течение месяца. ФСБ считает, что Солнцеву просили найти человека, который мог бы совершать теракты и диверсии.

Изменение законодательства

2023 год запомнился не только рекордным количеством заведенных уголовных дел и поступивших в суды, но и знаковым изменением законодательства. Вскоре после убийства пропагандиста Владлена Татарского, 7 апреля, в Госдуму внесли законопроект, подразумевающий ужесточение наказаний по делам о госизмене и терроризму вплоть до пожизненного заключения (раньше преступления по ст. 275 наказывались тюремным сроком до 20 лет). Нижняя палата парламента одобрила законодательную инициативу 18 апреля, а 26 апреля её одобрил Совет Федерации.

Подготовкой поправок занимался глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев. Поводом для законопроекта он назвал защиту от «беспрецедентных угроз, с которыми сейчас столкнулась наша страна со стороны Украины и её западных спонсоров».

«Приговоров по делам о госизмене в наступающем году однозначно будет больше. В суды ушла первая волна “военных” дел. Обратите внимание на несовпадение между числом возбужденных за год дел и количеством провозглашенных приговоров: более 100 “возбудов” на 37 известных приговоров. Это и есть та разница, которая наглядно демонстрирует тренд на военную шпиономанию. Приговоры последнего года — это, как правило, дела 2021 и 2022 годов возбуждения, или, реже, 2023, но только те, которые рассматривали в «особом порядке», когда обвиняемый в силу тех или иных обстоятельств, как правило под влиянием сказочных обещаний следствия «организовать в суде легкое наказание», соглашался с предъявленным обвинением, шёл на сделку с правосудием, и суду в этом случае оставалось только назначить приговор в ускоренном режиме. Так система облегчает себе работу. Нам также известны случаи, когда обвиняемые шли на такой шаг из-за угроз следствия в противном случае добиться для них ПЛС — то есть пожизненного лишения свободы», — рассказывает руководитель «Первого отдела» Дмитрий Заир-Бек.

«Первый отдел» подчеркивает, что любая информация о количестве возбужденных дел о госизмене и вынесенных по ним приговорам — приблизительная. ФСБ засекречивает дела по ст. 275. Суды проходят за закрытыми дверями.

«Цифры не врут никогда, но могут недоговаривать. Мы знаем не обо всех делах, и далеко не каждым делом государство с нами делится. По наблюдениям, абсолютное число возбужденных дел за произвольный период всегда больше, чем известно из открытых источников на 30-50%, поэтому игры со статистикой реальной картины не отражают даже близко. В наступающем году дела из уходящего года направятся в суды и, поскольку дел в 2023 году возбудили много, мы прогнозируем двукратный рост по абсолютному числу провозглашенных приговоров в 2024 году»,— делится неутешительным прогнозом Заир-Бек.