Объясняем

Анализ ошибок в решении Верховного Суда о запрете «‎Международного движения ЛГБТ»

Оно обнаруживает признаки экстремистской организации у самого Верховного Суда. В документе есть всё: ненависть, вражда, идеи превосходства. Разбор «‎Первого отдела»

Сразу после признания несуществующего «‎Международного движения ЛГБТ» экстремистским, юристы «Первого отдела» запросили у Верховного Суда РФ копию соответствующего решения для ознакомления. В этом нам было отказано, и теперь, после возбуждения первого дела о «радужной символике» (на основании этого решения Верховного Суда РФ) и публикации документа, стало понятно, почему.

Решение Верховного Суда, объявившего вне закона любой ЛГБТ-активизм, безграмотно как с юридической, так и с исторической точек зрения. Оно содержит утверждения, которые противоречат друг другу, не соответствуют российской Конституции и здравому смыслу.

В самом начале документа Верховный Суд со ссылкой на Минюст утверждает, что «с 1984 года на территории Российской Федерации действует международное движение ЛГБТ», игнорируя тот факт, что в 1984 году никакой Российской Федерации еще не существовало. Кроме того, единственный источник, который фиксирует 1984 год как важный в истории ЛГБТ-движения в СССР — это Википедия. Статья, посвященная истории ЛГБТ-движения начинается с тезиса о том, что «правозащитное ЛГБТ-движение в России берёт своё начало в 1984 году». Однако в этой же статье указано, что организация «Гей-лаборатория», которую можно считать правозащитной, была образована в 1983 году.

Возникновение «Движения» в США Минюст фиксирует 1960-ми годами и объясняет политикой ограничения рождаемости, что является чистой конспирологией и не подтверждается никакими достоверными источниками.

Верховный Суд признаёт, что «Движение ЛГБТ» не имеет на территории Российской Федерации регистрации или единой структуры, но утверждает, что оно получило распространение на территории более 60 субъектов РФ. Согласно Конституции, Российская Федерация состоит из 89 субъектов, в какие из них и по каким причинам не проникло «Движение ЛГБТ» не уточнятся. Как не объясняется и метод, по которому Верховный Суд и Минюст искали представителей «Движения» в российских регионах.

В решении Суда написано, что ведомство установило 281 лицо, «пропагандирующее ЛГБТ-идеологию и участвующее в деятельности Движения». Что это за лица и в чем заключается их участие в «Движении», не уточняется. Однако, далее Суд перечисляет признаки, по которым можно определить этих участников.

«Участников движения объединяет наличие определённых нравов, обычаев и традиций (например гей-парады), схожий образ жизни (в частности, особенности выбора половых партнеров), общие интересы и потребности, специфический язык (использование потенциальных слов-феминитивов, таких как руководительница, директорка, авторка, психологиня)».

Вообще-то, следование «определённым нравам, обычаям и традициям, общим интересам и потребностям» — это основа нынешней государственной идеологии России. Пример с гей-парадами не может считаться релевантным, потому что, во-первых, подобные мероприятия практически не проводились в России, а в последние годы не проводят вовсе. Во-вторых, это единственный пример, приведённый в решении: то есть предполагается, что существуют и какие-то другие примеры. Единственная конкретика в этом описании касается феминитивов. Однако, беглый анализ выступлений государственных деятелей показывает, что, к примеру, слово «руководительница» используют многие высшие чиновники и государственные СМИ, в том числе официальный сайт президента РФ kremlin.ru.

Верховный Суд утверждает, что «Движение ЛГБТ» пропагандирует идеологию «разрушения традиционных ценностей, семьи и брака посредством достижения полной моральной эквивалентности нетрадиционных сексуальных отношений с традиционными». И тут же замечает, что, вообще-то «экстремистские действия — это действия, которые совершаются по мотивам ненависти и вражды, идей превосходства и исключительности». Но ведь идея «моральной эквивалентности» — это идея равенства, а не превосходства. Более того, когда Верховный Суд на шестой странице заключения цитирует Конституцию РФ, которая «запрещает пропаганду социального превосходства», он признается в антиконституционности своего же решения, в котором четко обозначается, что гомосексуалы и гетеросексуалы «морально неэквивалентны».

Когда Суд утверждает, что «Движение» добивается «устранения морального осуждения, традиционно сопровождающего нетрадиционные сексуальные отношения», он признает, что ЛГБТ-активисты борются именно против превосходства и исключительности. Утверждение, что «Движение» испытывает ненависть к «традициям, религии, тысячелетней культуре и их носителям» не подтверждается никакими фактами, а наоборот опровергается самим Судом через несколько страниц.

«Участниками Движения создаются ресурсы <…> [которые] размещают иконы святых с указанием на то, что они покровительствуют лицам нетрадиционной ориентации <…> проводят онлайн-семинары и форумы ЛГБТ-христиан». Разве это «ненависть к религии»? Наоборот, религиозность!

В заключении Суда можно заметить иерархию опасных действий ЛГБТ-персон. «Наиболее ярким проявлением экстремистской деятельности» документ обозначает  «агитационную кампанию, направленную на изменение существующих законов <…> ограничивающих, по их [ЛГБТ-персон] мнению, права участников Движения». Но мирное несогласие с действующими законами, предложения по их изменению — это законная деятельность на территории РФ. Ей заняты сотни тысяч людей: общественные деятели, активисты, депутаты. Изменение существующих законов обсуждается в школах, университетах и в патриотических клубах. Если все они занимаются «наиболее ярким проявлением экстремистской деятельности», то реестр экстремистских организаций должен быть немедленно и существенно дополнен.

То же самое и с другой гражданской деятельностью ЛГБТ-персон: «Подразделения  Движения начиная с 2013 года представляют альтернативные доклады в ООН <…> которые содержат искаженную информацию о правах лиц, относящих себя к ЛГБТ (отсутствие антидискриминационного законодательства и защиты от преступлений на почве ненависти, ущемление гражданских и политических прав ЛГБТ-людей)». Но ведь противники ЛГБТ и не скрывают, что стремятся ущемить «гражданские и политические права ЛГБТ-людей». В самом заключении ВС, напомним, подчёркивается «неэквивалентность» гомосексуальных и гетеросексуальных отношений. И из текста этого заключения, следует, что «пропагандой исключительности и превосходства либо неполноценности человека по признаку его сексуальной ориентации» занимаются именно Минюст и Верховный Суд, но не несуществующее «‎Международное движение ЛГБТ».

Наконец, нельзя не отметить ту часть заключения ВС, которая касается опасности деятельности «Движения» на территории РФ. Сообщается, что оно «угрожает демографической ситуации в стране, навязывает представления, предполагающие отрицание человеческого достоинства и ценности человеческой жизни». Современный консенсус ученых заключается в том, что демографический рост связан с большим количеством разных факторов, и самые очевидные из них — экономическое процветание, гарантии безопасности и наличие условий для того, чтобы вырастить ребенка. Но не запрет ЛГБТ. Как гомосексуалы отрицают человеческое достоинство и ценности человеческой жизни в документе тоже, к сожалению, не уточняется.

Точнее, в заключении указано, что участники «Движения» «‎запрещают преподавать в учебных заведениях, лечить, отбирают у несогласных собственных детей и подвергают из социальной изоляции», но доказательств этим обвинениям не приводится. Кроме того, очевидно, что подобные запреты в России могут осуществлять только государственные органы. Но неужели они тоже являются частью «Движения»?

Также Суд заявляет, что «к наиболее распространенным и эффективным средствам пропаганды Движения среди несовершеннолетних относятся <… > проведение акций возле школ и детских библиотек, которыми пропагандируются нетрадиционные сексуальные отношения», но в современной истории России не зафиксировано ни одной ЛГБТ-акции, целенаправленно осуществляемой возле школы или детской библиотеки.

Можно предположить, что многочисленные ошибки и противоречия в заключении Верховного Суда связаны с тем, что все необходимые для его вынесения экспертизы были проведены в центрах МВД и Минюста без привлечения авторитетных и независимых учёных и институтов.

Любые факты и данные не оценивались объективно, а были использованы для достижения поставленной цели — фактического запрета ЛГБТ на территории России.

Что ж, угроза действительно была серьезной. Верховным судом Российсской Федерации «установлено, что в период с 1 квартала 2022 года по 1 квартал 2023 года наблюдается четырехпроцентная динамика роста потребления ЛГБТ-контента, среди пользователей старше 36 лет. Что свидетельствует о значительной роли указанного вида пропаганды ЛГБТ-идеологии.»

Охваты ваших постов выросли на 4% за год? Будьте осторожны, возможно вас подозревают в экстремизме.